Главная страница

» Северо-Восток России » История исследования » Третий этап

Третий этап

Третий этап — советский период освоения края - характеризуется планомерными исследованиями. В связи с отсутствием научных данных, которые определили бы направления развития народного хозяйства республики, в 1925 г. Академией наук была организована специальная экспедиция для изучения производительных сил Якутии. Она включала несколько комплексных и специализированных отрядов (геоморфологических, гидрологических,агрометеорологических, зообиологичсских, ихтиологических, охотничье-промысловых, агрономических, экономических, этнографических и медико-санитарного). За шесть лет отряды пересекли Якутию во всех направлениях. Возглавляли их известные учёные.

В 1926 г. геологическим отрядом руководил СВ. Обручев, в него вошёл геодезист К.А. Салищев. Сплавом на «ветках» Индигирка была описана от реки Эльги до порогов. Обойдя ущелье по притоку Иньяли, Обручев достиг реки Мюреле и, наконец, загадочного Чибагалаха. Два с половиной месяца добирался отряд до пресловутого месторождения платины, о котором рассказал бывший белый офицер Николаев. Вот и сопки, похожие на «коровье вымя» в его рассказе. Следов платины не оказалось. Вернуться в Оймякон до зимы не успели, отряд в устье Эльги разделился. Участники экспедиции построили избу и остались, Обручев же отправился в Якутск.

В результате были получены важные геологические сведения, в долине Эльги найдены признаки золота, высказано предположение о существовании нового полюса холода — Оймякона. Но самым важным было открытие огромной горной страны на месте предполагавшейся низменности.

Весь хребет пришлось «повернуть» под прямым углом. Обручев предложил назвать горную страну хребтом Черского, который первым высказал правильную мысль о положении пересеченных им гряд.
С помощью геодезиста К.А. Салищева была составлена уточнённая карта открытого огромного хребта. Этой картой заложены основы истинного изображения части Северо-Восточной Сибири. Позже К.А. Салишев стал ведущим картографом нашей страны, президентом Международной картографической ассоциации, вице-президентом Географического общества, заведующим кафедрой картографии Московского университета.

В 1928 г. Академия наук организовала экспедицию по изучению судоходности Индигирки под руководством Ю.Д. Чири-хина. Зимой было прослежено её течение от Оймякона до устья Момы. На её правобережье описан и впервые отмечен хребет Илинь-Тас, круто поднимающийся над долиной (северное окопчапие протяжённого Момского хребта). Чирихип определил, что долина Момы имеет форму впадины. Летом 1929 г. па построенных катерах с привезёнными мотора ми экспедиция начала сплав по Индигирке. Зиму провели в селе Русское Устье. С весны 1930 г. были засняты все протоки реки (площадь дельты составляет 5500 кв. км). В результате была нанесена на карту большая часть реки
(1200 км) и выяснена её судоходность па 1000 км от устья Момы. Составлены лоции реки Индигирки от Оймякона до устья, а также Момы, Ссленняха, Уяндипы. ВыполС.В.

Обручен большой объём гидрографических работ. В экспедиции принимали участие лесовод А.Л. Биркенгоф и зоолог Н. Михель. В 1929 г. СВ. Обручев организовал новую экспедицию, наметив исследование восточной части хребта Черского. К приезду отряда в Оймяконе уже работала метеорологическая станция. На этот раз Обручев перевалил в верховья Колымы и поплыл по ней. На многих притоках встречались признаки золота. В течение двух лет была уточнена орография бассейна Колымы, открыто обширное Юкагирское плоскогорье, Приморские низменности, сделан оправдавшийся прогноз о существовании золотоносных и оловоносных площадей. К.А. Салищев составил карту верхнего течения Индигирки в масштабе 1:1500000.

В результате нескольких экспедиций СВ. Обручева, обработки по его инициативе коллекций И.Д. Черского, учёному уже в начале 30-х годов удалось дать общий очерк орографии и геологии, а также схему тектоники всего Северо-Востока.

В 1928—1929 гг. экспедиция К.Я. Пятовского, направленная па реку Березовку за ископаемым мамонтом, произвела топографическую и геологическую съёмки верхнего течения реки Селениях.
В 1931 г. восточная часть хребта Черского изучалась комплексной экспедицией Наркомиода под начальством В.Д. Бусина. При осмотре порогов в Большом Ущелье погибли начальник экспедиции и его помощник Е.Д. Калинин. С тех пор коварные ступени каньона носят название — пороги Бусика. Ниже устья ручья Мольджогойдох высокий скалистый обрыв на левом берегу называется утёсом Бусика и Калинина.

Ещё в начале работ этой экспедиции отряд Б.В. Зонова прошёл из Верхоянска по Селенняху на Индигирку. От Крест-Майора путь был продолжен долиной Ожогиной до Колымы, в бассейне которой отряд выполнил несколько маршрутов, в том числе на реку Ясачную. Возвращение — через Мому в Оймякон. В бассейне Колымы Зонов нашёл по пути следования всего 4 селения — Верхнеколымск, Нелемное, Зырянку, Оттуркель на одноименном озере. Всего аборигенов на этой территории насчитывалось не более 200 человек. Отряд обнаружил выходы углей по рекам Камчатка, Мятись, Бадяриха, Кыллах.

За время работы экспедиции было прослежено всё течение Момы и её левых притоков Эрэкита и Тирехтяха. В итоге была нанесена на карту почти вся горная цепь — хребет Улахан-Чис-тай с высотами до 2500 м. Обнаружена большая низменность, по которой протекает река Ожогипа, длиной более 500 км. После маршрутов по Моме, Ожогиной, Зырянке, Ясачной и Рассохе был оконтурен самый восточный хребет страны Черского — Момский.

Одновременно с Якутской комплексной экспедицией на территории Якутии работали различные геологические организации. В 1933 г. под руководством В.А. Цареградского была организована Верхнеколымская экспедиция, которая исследовала южные отроги Момского хребта. В исследованиях бассейнов рек Рассохи, Зырянки, Омулёвки и Ясачной приняли участие И.И. Галченко, В.А. Зимин, А.В. Зимкин, В.В. Козлова, Д.А. Каузов, Ю.Н. Трушков, П.Н. Ушаков. Были изучены горные сооружения, сложенные палеозойскими отложениями, а также угленосные отложения рек Зырянки и Силяпа. Открыта золотоносность правых притоков Неры, обнаружены выходы богатых свинцово-цинковых руд в бассейне реки Поповки. За время работ экспедиции на реке Зырянке построен посёлок Угольное,
где велись пока незначительные разработки угля, и второй — посёлок Зырянка.
Геолого-поисковой партией Ю.Н. Трушкова в период 1933 - 1935 гг. была изучена Палеозойская цепь, протянувшаяся на 100 км от среднего течения Омулёвки до Инаньи, с отметками до 1800 м, с альпийским рельефом и участками карста. Прослежена река Омулёвка до истоков. Обследован Омулёвс-кий каньон с порогами и водопадами.

В 1933 г. по инициативе СВ. Обручева трестом «Союзгео-разведка» была послана экспедиция во главе с Ю.А. Одинцом. Ей надлежало проверить сообщение Обручева на присутствие в верховьях Индигирки олова и золота. Район исследований — хребет Тас-Кыстабыт. Отряды геологов Лукина, Трохачева, Шпилько и Одинца обнаружили золото на притоках Малого Тарына, в бассейнах Андыгычана, Артыка, Хангаласа. В результате работ был сделан вывод о возможной золотоносности правобережья реки Неры.
В 1934 — 1935 гг. в районе хребта Улахан-Чистай с примыкающей к нему Момо-Селенняхской впадиной работала Неро-Россошинская поисковая партия под руководством И.И. Гал-ченко.

Было исследовано среднегорье хребта по рекам Тарын-Юрях, Тирехтях, Артык, Делянкир, Бурустах с конусовидными гольцами, расширенными верховьями сквозных долин, с коренными породами — сланцами, песчаниками. В высокогорье хребта, названном геологами как цепь Еллу (современный Буордах-ский массив), отмечены остроконечные пики, зубчатые гребни. На северном и западном склоне цепи наблюдались пятна фирнового льда. Были выявлены наиболее простые перевалы Эрэ-кит — Буордах, Делянкир — Омулёвка, Делянкир — Улахан-Нагаин. В отчёте также отмечалось, что река Артык на всём своём протяжении переживает фазу вертикальной эрозии. Партия обнаружила несколько золотоносных россыпей в долинах ключей Анка, Каньон и др.

Для уточнения полученных результатов в 1936 г. выехала Нерская партия Дальстроя под начальством горного инженера Е.Т. Шаталова. Она исследовала правобережье Андыгычана, ручьи Интах и Амбардах, провела первые геологосъёмочные работы и подтвердила сведения о золотоносности района.
Этими партиями была установлена аналогия геологического строения района Верхней Индигирки с Верхнеколымским нагорьем, где уже велись разработки богатых золотых месторождений. Эта перспектива послужила основанием для организации осенью 1936 г. большой Иидигирской экспедиции, но из-за недостатка средств вместо неё была послана рекогносцировочная Нижне-Нсрская партия И.Е. Исакова с участием И. И. Галченко. Она работала на правобережье Неры и Индигирки до Большого Ущелья.

В 1937 г. под руководством В.А. Цареградского организуется Индигирская экспедиция, в составе которой проводили исследования А.П. Васьковский, А.Ф. Головачев, И.И. Галченко, М.С. Дичек, В.А. Зимин, И.Е. Исаков, А.И. Киселев, Н.Е. Круг, Н.И. Ларин, В.К. Лежоев, К.Д. Соколов и др. Была экстренно проведена грандиозная работа по переброске грузов и людей. Необходимое снаряжение и сотрудники доставлялись с Алдана гидросамолётами в устье Неры и в другие точки. Осенью геологи вернулись с «поля» и начали строить себе жильё — будущий посёлок Усть-Нера. Всю зиму необходимые грузы шли оленьим транспортом с недостроенной ещё Колымской трассы. Открытие Золотой Индигирки стало настоящим подвигом советских геологов. До 1939 г. партиями были закартированы верховья и частично средняя часть бассейна Индигирки. Золотоносная полоса прослежена до верховьев Адычи. Собраны ценные сведения о рельефе, современном оледенении и других особенностях природы хребта Черского.

Первыми на Индигирке приисками стали Разведчик, Оль-чан, Панфиловский, Победа, Тирехтях. В 1944 г. организуется Ипдигирское горнопромышленное управление Дальстроя. Большую роль в освоении природных богатств Верхней Индигирки сыграл первооткрыватель колымского золота С.Д. Раковский. Открытие месторождений золота послужило началом развития края. Возникли многие прииски, рабочие посёлки. Усть-Нсра, связанная Колымской трассой с Магаданом, стала центром обширного горнопромышленного района.

Геологические исследования в нижней и средней частях бассейна Индигирки проводили в тридцатые годы И.П. Атласов (бассейн Ссленняха, Уяндины), В.А. Трифонов, В.А. Федорцев, В.П. Фагутов (среднее течение Догдо и верхнее течение Туос-таха). Были охвачены маршрутами бассейны Ссленняха и Уяндины, а также правобережье Индигирки от Момы до Кондаковского плоскогорья. После обследования долины Верхнего Се-ленняха оказалось, что она имеет тектоническое происхождение, асимметричный профиль — пологий восточный и крутой западный борт.

Исследования В. А. Федорцева продолжил А. П. Васьковс-кий, который осуществил несколько пересечений этого района. Убедившись в аналогичной структуре обширного понижения, занятого долиной реки Момы, он назвал его Момо-Селенняхс-кой впадиной. А. П. Васьковский писал: «Эту цепь впадин пересекли маршруты многих путешественников, присвоивших отдельным звеньям цепи многочисленные частные названия. В.А. Федорцев выделил Селеннях-Сюрюктяхскую и Момскую впадины, Ю. Д. Чирихин Чанхачайскую, Ю. Н. Трушков описал Омчикчанское мелкогорье в бассейне Омулёвки, П. И. Скорняков и Н. В. Тупицин — Ссймчанскую впадину». Кроме того, определив, что её продолжает до реки Колымы цепочка коротких впадин того же направления (Верхнесударская, Тасканская, Сеймчано-Буюндинская), исследователь подсчитал общую длину всей системы впадин, названную им Момо-Сеймчанской депрессией. Она оказалась более 1100 км. Подтверждением этого предположения стали исследования геофизика А. Ф. Грачева, который в 1966 г. пришёл к выводу, что узкая и длинная расщелина подводного хребта Гаккеля в Северном Ледовитом океане представлена на Азиатском материке именно Момо-Сеймчанской депрессией.

В 1938 г. геологи Индигирской экспедиции Дальстроя Ф.И. Холль и В.А. Зимин прошли по маршруту вдоль Индигирки от устья Момы до Приморской низменности. Были изучены разрезы раннемеловых угленосных отложений. В Момском угленосном районе работали геологи К.Д. Соколов и В.А. Зимин.
В 1940—1942 гг. поисково-разведочные работы на уголь на левобережье Индигирки вела экспедиция ГУСМП с участием Б.И. Дранникова, А.А. Волосатова и др.

В 1947 г. геолого-поисковая партия В.А. Протопопова (участник экспедиции С. В. Обручева 1926 г.) из Дружинского затона на пароходе «Гвардеец» поднялась по Селенняху до устья Томмота (270 км). Были исследованы горы Сахо-Тас и Киги-лях-Тас в междуречье Селенняха и Уяндины, а также верховья Чибагалаха. Партия вернулась сплавом на плотах и лодках.

А.П. Васьковский, исследовав междуречье Уяндипы и верхнего Чондона, выделил Селенпяхский хребет, а в 1956 г. опубликовал работу о рельефе северо-востока Азии, в которой дана новая схема орографии с указанием всех хребтов, гряд, массивов, впадин обширной территории.
В результате исследований географов, топографов, геодезистов и, в первую очередь, геологов в середине прошлого столетия была сильно изменена физическая карта всего Северо-Востока, в частности, страны Черского. Так, к западу от неё было оконтурено обширное Янское плоскогорье, у полярного круга обнаружен Тирехтяхский хребет, между притоками Адычи — Нэлгэчинский хребет длиной 140 км. В самой горной стране выделены хребты, превышающие 2000 м: Хадаранья (180 км), Курундя (100 км), Боронг (250 км), Чемалгинский и Чибага-лахский (оба но 200 км), Порожный (125 км) и самый западный — Нсндсльгинский (210 км).

Освоение природных богатств, строительство гражданских и промышленных сооружений, проведение дорог вызвали необходимость специальных исследований вечной мерзлоты. В 1939 г. Академия наук СССР организовала экспедицию М.И. Сумгина, основоположника учения о многолетней мерзлоте. В 1941 г. на её базе была создана постоянная научно-исследовательская мерзлотная станция, реорганизованная позже в Северо-восточное отделение института мерзлотоведения АН СССР им. В.А. Обручева, а в 1961 г. — в Институт мерзлотоведения. Исследованиями мерзлотных условий были охвачены долины и междуречья Лены, Алдана, Амги, Вилюя, Яны, Индигирки. Были изучены геотермические особенности мёрзлых пород, выяснены условия строительства на мёрзлых, промерзающих и протаивающих породах.

Институт мерзлотоведения занимался также изучением современного оледенения. Об этом феномене страны Черского не было известно чуть ли не до середины двадцатого века. Впервые о ледниках написал С. В. Обручев в книге «В неведомых горах Якутии». Во время экспедиции 1926 г. его проводник якут Д. Старков утверждал, что на горе Чен в междуречье Иньяли и Силяпа есть пстающий снег. (В 1940 г. А.П. Васьковский, поднявшийся на вершину, сфотографировал там небольшие ледники.)
В 1933 г. В.А. Федорцев отметил пятна вечного снега и маленькие леднички в хребте Хадаранья. (Их нанёс на свою геоморфологическую карту после экспедиции 1949 г. В.А. Протопопов.)
Первые достоверные сведения о ледниках были получены при геологической съёмке. В 1934 г. геолог И.Е. Исаков партии И.И. Галчснко на северном и западном склоне Буордахского массива наблюдал пятна фирнового льда. В 1940 г. «Сотрудник Индигирской экспедиции, один из старейших геологов Северо-Востока, И.Е. Исаков, картируя верховья Момы, открыл ледники в Буордахском горном массиве, являющемся частью Улахан-Чистайского хребта. Он описал концы ледников в истоках рек Люнкидэ, Кюрэтэр и Чачыгырас», — писал А.П. Васьковский.

В 1942 г. Ф.Р. Апельцин и Д.И. Кац во время Мюрелинс-кой геолого-поисковой партии Дальстроя нанесли на геоморфологические карты небольшие современные ледники в восточной части Чибагалахского хребта. А.П. Васьковский, проводя маршрутные исследования, сфотографировал вечные снега и фирновые бассейны двух ледников в центральной части Чибагалахс-кой цепи в окрестностях озера Табанда.

Дальнейшие сведения об оледенении страны Черского, как и всего Северо-Востока, связаны с завершением в 1945 г. илощадной аэрофотосъёмки, проводимой Аэрогеодезическим управлением Дальстроя. Но в ряде ледниковых районов съёмка производилась позже, и ледники в них были обнаружены геологами. В 1945 г. В.К. Лежоев подтвердил наличие ледников и вечных снегов в западной части Чибагалахского хребта. В «Отчёте о работах Туостахской геологорекогносцировочной партии 1945 г.» он привёл фотографию фирновых бассейнов нескольких ледников в истоках ручья Ледникового. Кроме того, он открыл два маленьких ледника в истоках другого Чибагалаха (бассейн Туостаха) и сделал снимок одного из них.

По аэрофотоснимкам была подсчитана площадь оледенения страны Черского. Первым это сделал для Буордахского массива географ Л.Л. Берман. В 1947 г. с трибуны Второго Географического съезда прозвучало его сообщение о размерах оледенения этого района. Подсчёты площади ледников производил геолог Ю.Н. Попов. Первую количественную оценку современного оледенения всей горной страны Черского дал А.П. Васьковский.

Специальные гляциологические исследования в стране Черского проводились с 1971 г., когда гляциологи под руководством И.А. Некрасова вели наблюдения за ледниками в долине реки Люнкидэ. В 1972 г. на ледник Обручева высадилась группа сотрудников Института мерзлотоведения СО АН СССР во главе с B.C. Шейикманом. На леднике были установлены два створа, проведена снегосъёмка. Исследованиями был охвачен и ледник Сумгина. Затем группа через перевал Ленинградский прошла в верховья Буордаха, с Ампыпьи перевалила на Сатостобут и вернулась на Люнкидэ. После вторичных измерений на леднике Обручева Шейнкман закончил маршрут в Сасыре, пройдя перевал Кюрэтэр.
В 1973 г. группа Института мерзлотоведения под руководством B.C. Шейнкмана от устья Дарпир выполнила маршруты по рекам Дарпир и Чукча, а также в окрестностях озера Бугчан. После этого были обследованы долины рек Буордах, Ампыньи, Серюге, Эгебит-Салата.

В результате обобщения данных, полученных во время полевых работ 1971 — 1976 гг. B.C. Шейикманом была написана статья «Современное оледенение горной системы Черского». В ней приводились размеры и факторы оледенения. Утверждалось, что современное оледенение является реликтом верхнечетвертичного (сартанского) оледенения, во время которого круппейшие ледники достигали 100 км в длину и спускались до отметок 650-700 м. Устанавливалась связь ледников и прилед-никовых наледей.

Также изучались в стране Черского наледи. Это классический регион массового развития крупных и гигантских наледей подземных вод, достигающих десятков километров длиной, с толщиной иаледпого льда до 10 м. Экспедиция П. Ф. Швецова и В. П. Седова, направленная в 1939 г. по инициативе профессора М. И. Сумгина, исследовала наледи в долине Кыры. Гигантское Кырское наледное поле, которое, как писал Г. Л. Майдель, объять глазом не было возможности и по которому приходилось идти пешком на протяжении 20 вёрст, в действительности распадается на три сливающиеся между собой наледи общей площадью 26 кв. км. Мощность льда доходит до 6 м.

В 1972 г. гигантские наледи Селенняхской впадины изучались Н. Н. Романовским, В. Е. Афанасенко, М. М. Корейшей. Используя данные предыдущих исследователей, аэрофотоснимки, учёным удалось оценить многолетнюю динамику гигантских наледей. Наледи северного склона Момского хребта и примыкающей к нему Ожогинской депрессии, а также Большая Момс-кая наледь были исследованы в 1974г. А.К. Колосковым и М.М. Корейшей. Неутомимый исследователь Северо-Востока доктор географических наук М.М. Корейша обобщил данные многочисленных работ и своих наблюдений по льдам обширной территории.В работе «Оледенение Верхоянско-Колымской области», вышедшей в 1991 г., ледники, снежники, наледи края рассматриваются как региональная гляциальная система, развивающаяся в условиях резко континентального климата и при сплошном распространении многолетнемёрзлых горных пород. Подсчитано, что площадь наледей горной страны Черского составляет более 2317 кв. км, а объём льда в них 4,76 куб. км.

ММ. Корейша в 1956-1959 гг. возглавлял полевые исследования ледников в хребте Суптар-Хаята, ставшие базовыми на всем Северо-Востоке. В составе экспедиций он участвовал в изысканиях трасс магистральных газо- и нефтепроводов, исследованиях абразивного разрушения берегов арктических морей, провел зимовку на Земле Франца-Иосифа. Большую часть научной и практической деятельности Михаил Михайлович посвятил изучению наледей. Он разработал систему наледей Вер-хоянско-Колымской области. Это настоящий путешественник -с целью исследования гигантских наледей он сплавляется по реке Селениях, участвует в Транспамирской экспедиции Академии наук, ведет исследования на Европейском севере России. Им опубликовано более ста научных работ. На протяжении многих десятков лет сложилась взаимно полезная связь между ученым и туристскими группами. Получив консультации и задания М.М. Корейши, они проводят по научной программе маршрутные исследования ледников и наледей.

Исследование якутской флоры было начато русским естествоиспытателем И.Г. Гмелиным в 1736 г. Во время различных путешествий производились сборы растений. Много ценных сведений о растительном покрове привел Г.А. Сарычев. Примерная граница леса и отдельных древесных пород была дана Ф.П. Врангелем. В пределах страны Черского следует упомянуть исследования Г. Майделя в верховьях Индигирки, И.Д. Черского и М.П. Черской в бассейнах Индигирки и Колымы. В 1928 г. в низовьях Индигирки вёл исследования лесовод А.Л. Биркен-гоф, описавший путешествие в замечательной книге «Потомки землепроходцев». В 1935—1936 гг. здесь работали ботаники В.А. Шелудякова, в 1938 г. М.Н. Караваев и А.Н. Николаев. Целый отряд ботаников собрал обширные гербарные материалы.
Из далеко неполного очерка видно, какая армия учёных-исследователей работала над изучением природных загадок горной страны Черского.


    Copyright © 2008